Лхатри Кэнпо Ньима Дагпа Ринпоче

Ньима Дагпа Ринпоче

Меня зовут Лхатри Кэнпо Ньима Дагпа Ринпоче. Я — настоятель и держатель линии монастыря Лхатри в области Кхам / Дэргэ Восточного Тибета.

Я родился в Тибете в 1959-ом и рос в Непале в Дорпатэне — первой общине беженцев Бонпо. Моя семья является потомственным держателем линии Лхатри. Мой отец, Лхатри Гьелцэн Ньима, являлся третьим воплощением Цултрима Пунцога, великого практика из Восточного Тибета. Когда мне было шесть лет, я начал учиться читать и писать по-тибетски. В это время я начал также мои религиозные занятия под руководством моего отца и Цултрим Ньима Ринпоче, настоятеля монастыря Дорпатэн. Когда мне было тринадцать, я переехал со своим семейством в Катманду (Непал), где не покладая рук работал в магазине и постигал искусство коврового дизайна.

Многие последователи Бонпо, живущие в Катманду, прибыли сюда из области Дорпатэн. Большинство — прихожане монастыря Тэва, расположенного на севере Тибета. Мой отец являлся ламой монастыря Тэва. Покуда жил, на нём лежала ответственность за все ежегодные религиозные церемонии. Главной его целью было — поддерживать общину Бонпо и дарить молодым людям возможность соприкасаться с их исконной культурой Бон. По этой причине, он учредил Общину Тэва Бон (Te-Bon Kyi Dun) в Катманду. Эта организация всё ещё действует и в наши дни.

Траши Мэнри Линг

Траши Мэнри Линг.
Фото The Bon Religion.

Когда мне было пятнадцать (1974-ый год), отец отправил меня в монастырь Мэнри в Доланджи, Индия (в штате Химачал-Прадеш), чтобы я мог стать там монахом. Он беспокоился о будущем Тибета и хотел удостовериться в том, что оставил преемника из нашего семейства. Он ожидал, что я стану духовным практиком и позже буду служить общине Бонпо, как духовный мастер. Но я стал очень тосковать по дому и вернулся к моему семейству в Катманду.

Три года спустя, глава Мэнри, Лобпон Сангье Тэндзин Ринпоче, спросил у моего отца, почему я ещё не стал монахом. К тому времени я уже понял, что, как самого старшего сына, к тому же имеющего звание держателя линии Лхатри, это была моя обязанность — стать монахом и служить людям Бонпо.

В семье, собранной моим отцом, говорили о послании Сангье Тэндзина Ринпоче, и всё моё семейство побуждало меня принять вызов, так что я решил возвратиться в монастырь Мэнри в Доланджи.

Это было во время тибетского Нового Года, в день рождения Ньяммэ Шераб Гьелцэна, — я принял монашеские обеты. С того дня обо мне заботился и направлял меня Его Святейшество 33ий Мэнри Триндзин — духовный глава Бон.

В 1978-ом я был в первой группе студентов, вошедших в недавно основанную Диалектическую Школу Бон — монастырскую школу, в которой преподаются философия (сутра, тантра, дзогчен), астрология, медицина и все остальные традиционные дисциплины Бон. Там я получил все мои учения от Лобпона Тэндзин Намдаг Ринпоче и Лхарам Гэше Юнгдрунг Намгьела. Я принял обязательство не брать никаких каникул до окончания диалектической школы, так что не возвращался домой до 1987-го года. К тому времени я получил свою степень Гэше, которая эквивалентна западному «Доктор философии».

Во время всего периода моих занятий и до сих пор я помогаю Его Святейшеству в администрировании монастырского центра, равно как и школы (CST), в Доланджи. Я имел честь представлять Его Святейшество 33его Мэнри Триндзина на встречах и конференциях, проводившихся вдали от Доланджи.

После получения нескольких писем от насельников монастыря Лхатри, просивших меня занять свой пост у них и помочь им в обучении молодых монахов их монастыря, я совершил путешествие в Тибет в 1987-ом. В Тибете, кроме монастыря Лхатри, я также посетил тридцать восемь других монастырей. Целью моего визита было укрепление связей между монастырями в Индии и Тибете. Соответственно, мои самые важные визиты в Тибете были в монастырь Мэнри, равно как и в монастырь Лхатри, где я был интронизован, как настоятель.

В 1988-ом я возвратился в монастырь Мэнри в Доланджи. В апреле того же года Его Святейшество Далай-Лама посетил монастырь и обсудил школьную систему Доланджи с Его Святейшеством 33им Мэнри Триндзином. К тому времени школа имела только 6 классов, и Его Святейшество 33ий Мэнри Триндзин испросил разрешения добавить 7ой и 8ой классы. Таким образом, дети имели бы возможность более основательно изучать их исконную культуру Бон. Его Святейшество Далай-Лама согласился на проект и пожелал, чтобы столько детей, сколько возможно, были привезены в Доланджи, чтобы быть воспитанными в культуре Бон. Министр просвещения правительства Тибета в изгнании, Джучен Тубтен, выделил на эти цели тысячу рупий.

Мне была поручена задача не только курировать проект (включая деловые связи с индийским правительством), но также и побуждать различные общины Бонпо посылать детей в школу Бонпо в Доланджи. Я совершил официальный визит в Катманду, чтобы поговорить о проекте с местной общиной Бонпо и распространить информацию в Долпо, Лубраг, Зомсом и Тэнкье, а также в отдалённые общины Бонпо в Непале, Бутане, Сиккиме и Индии.

Детский Дом Бон

Детский Дом Бон. Фото BCH.

В дополнение к школьному проекту, Его Святейшество 33ий Мэнри Триндзин попросил меня построить в Доланджи дом для девочек и мальчиков. Так в 1988-ом я основал Дом, известный сегодня как Детский Дом Бон (ДДБ). В нём мальчики и девочки воспитываются вместе. Здесь они находят не только место, чтобы получить образование, но также и настоящий дом. Я стал директором Детского Дома Бон и являюсь им до сих пор.

Большинство детей в Детском Доме Бон — из очень отдалённых общин Бонпо, типа Долпо и Лубраг (Непал). В начале было 45 детей. Сегодня их число возросло до 280 человек в возрасте от 5 до 20 лет. Некоторые из них уже закончили школу в Доланджи и продолжают свою учёбу в Шимла, Варанаси и Дера Дуне (UA).

Кроме того, я также являюсь председателем местного совещательного комитета Центральной Школы для тибетцев (CST) в Доланджи.

Ещё в 1987-ом я создал и редактировал «sBon sGo» (Дверь в Бон) — единственный журнал Бонпо, издаваемый на тибетском языке. Коллектив редакции насчитывает шесть человек и скоро издаст очередной номер ежегодного журнала.

В мае 1996-го Его Святейшество 33ий Мэнри Триндзин поручил мне основать монастырь Монгьел в Дера Дун в Индии. Земли для проекта были пожертвованы принцем Лингцангом и Тибетско-Кхамской Общиной Лингцанг ещё в 1974-ом году. Проект нацелен на восстановление подлинной тибетской образовательной системы.

Ньима Дагпа Ринпоче. Польша, май, 2005

Фото Polska Garuda.

Каждый год с 1991-го я путешествовал в Соединённые Штаты и различные страны Европы, например, Австрию, Францию, Германию, Польшу и Швейцарию, распространяя Учение Бон и собирая средства для Детского Дома Бон. Регулярно я возвращался, чтобы дать Учения в центрах Бон, которые основал: Центр Еру Бон в Лос-Анджелесе (Соединённые Штаты), Шен Чен Линг в Минске (Беларусь), Бонский Центр Шен Чен Линг в Вене (Австрия), Бон Гьи Друп Де в Донецке (Украина) и Бон Шен Друп Де в Харькове (Украина).

Мотивация нести религию Бонпо не только тибетцам, которые вынуждены были бежать из их родной страны, но также и в другие части мира, любовь и забота о «моих» детях, дают мне поразительную силу к тому, чтобы брать на себя так много различных задач — таких, как обучение, организационная работа, сбор средств, учреждение новых школ, руководство Домом, редактирование журнала и путешествия по всему миру — и продолжать так много различных проектов.

Лхатри Ньима Дагпа Ринпоче

Перевод с английского — Паво Дордже. Спасибо Ольге Соловьёвой за оказанную помощь в транскрипции тибетских имён и слов!




Copyright © 2005–2018 WebMaster Pawo Dorje aka Андрей Николаев
Разрешается публикация материалов со ссылкой на сайт ДЕТИ БОН
 

ДЕТИ БОН




Помощь детям тибетских беженцев

Наши  П А Р Т Н Ё Р Ы :
Традиция Бон в Минске Традиция Бон в Донецке Традиция Бон в Харькове NYATRI Fundacja Yeru Bon Center

БодхиNet: Бодхисаттвическая Сеть


Exp.: Пн, 18.06.18 03:58
Mod.: Ср, 26.10.11 09:13